?

Log in

No account? Create an account
And now he sorrow cries - he's импотенто,
Страшная кара постигла Педро - он ослеп
His енг висит der вниз and не стоит.
Его веки закрылись и никогда больше не поднимались.



Нет, вы даже не можете себе представить. Такого не бывает. Стоило мне вчера первый раз в жизни сходить на настоящую ОРГИЮ, как буквально через несколько часов после этого мой левый глаз стал ярко красным, невероятно опух и почти перестал видеть. Никак кроме как гневом небес я объяснить это не могу.

Если вы хотите узнать, что же так сильно рассердило богов - сходите сегодня вечером в Театр Мейерхольда и посмотрите на весьма любопытный спектакль бельгийского художника, балетмейстера и режиссера Яна Фабра. Вот, например, на OpenSpace о нем написали.

Ну а если вам еще нет 21 года, или билета у вас нет, или на маструбацию, голых людей, фаллоимитаторы, сперму, насилие и жестокость вы смотреть не хотите, тогда вот вам три безобидных минуты из спектакля. Не бойтесь, там про тележки, небеса не заметят.

Наверно, я погиб: глаза закрою - вижу,
Наверно, я погиб: робею, а потом,
Куда мне до нее? Она была в Париже,
И я вчера узнал, не только в нем одном.


89.79 КБ

Париж, лето 2009

Просрали все полимеры

Я работаю в галерее современного искусства. Все всё время спрашивают меня, чем конкретно я занимаюсь, и я обычно отговариваюсь всякими общими словами. Но сегодня мне захотелось рассказать всем, что конкретно я делаю последние пару дней.

Вот в понедельник я занималась поисками экструдированного пенополистирола, созданного по методу радикальной полимеризации, мне обязательно нужно было, чтобы он был в плитах 120 на 60, но главное зеленого цвета. Это было довольно легко, за исключением того, что фуру с 27 кубами этого пенополистирола могут привезти только глубокой ночью.

А вчера, например, я искала дхукомпонентный силиконовый компаунд технического применения, лучше всего 712 с 18 катализатором, это который аналог Виксинта ПК-68. Но потом выяснилось, что эти компаунды не тископроктные, а реопектные, то есть в них при постоянной скорости деформации напряжение сдвига увеличивается во времени, что мне абсолютно не подходило. Так что мне порекомендовали поискать нужный материал среди насыщенных и ненасыщенных полиэфирных смол. При этом мне совершенно не подходили ни фенолформальдегидные, ни карбамидоформальдегидные, ни эпоксидные. А именно полиэфирные, причем с пеногасителями и деараторыами. А еще лучше с полуторапроцентным отвердителем бутанокс М-50 – это пероксид метилэтилкетон в пластификаторе на фталиевой основе. Я нашла, кстати. Теперь вот ищу, кто бы мне теперь эту смолу залил. Тоже много веселья.

Знаете, что самое страшное? – Мне не с кем поговорить об этом.
Вчера я отмечала последний день лета новыми сапогами. Про них вам и хочу рассказать.
У моих сапог есть масса достоинств. Во-первых, они дико удобные, во-вторых, они чертовски красивые, в-третьих, они подходят каждой девушки в независимости от ширины голени, в-четвертых, они супер стильные, модные и оригинальные, в-пятых, они довольно дешевые, ну и как еще один аргумент могу сказать, что они vegan-friendly, то есть сделаны без использования кожи животных.



Но, как говорится, я люблю их не за это. А за то, что компания, производящая мои сапоги, имеют чудесную благотворительную политику. За каждую проданную пару своей обуви Toms дарит одну пару обуви детям из очень бедных стран. Это помогает некоторым детям избежать ампутации ног, а, кроме того, сокращает риск довольно серьезных заболеваний и решает довольно большое количество проблем. Так, с момента основания они осчастливили уже 140 000 детей. Узнать поподробнее о политике этой компании, а также заказать себе какую-нибудь роскошную пару можно у них на сайте.

И еще! Если вам совершенно не нужны сапоги или кеды, а помогать детям вы все же хотите, то пойдемте вместе со мной сдавать кровь на тромбоциты. Это совершенно не больно, не опасно и очень легко! Сама процедура происходит в 2 дня: в первый надо приехать и сдать анализ, чтобы понять, пригодна ли ваша кровь (это зависит от состояния здоровья), а во второй день надо приехать и эту кровь уже сдать. Вы сдаете не цельную кровь, а только один из ее компонентов, поэтому большой потери крови не будет. Кровь берут, пропускают через аппарат, который извлекает из нее тромбоциты, а потом вам же ее и возвращают. Повторюсь - все это абсолютно не больно и совершенно безопасно.

Но главное, вы сможете помочь абсолютно реальным детям, которые умирают, но могут вылечиться. Причем именно ВЫ можете улучшить их состояние. Сдавать кровь или не сдавать – это вопрос, который каждый должен решать для себя сам, но стоит посмотреть в глаза трехлетней девочки Маши Ковальковой и почитать ее историю , чтобы приблизиться к правильному ответу.



Я поеду в РДКБ на первый анализ в четверг, 3 сентября, к 9 утра. Если кто-то захочет присоединиться, я буду чертовски рада.

Как бы ни было больно

Вчера Таня написала пост. Пост про то, что в вестибюле станции Курская восстановили строчку из первоначальной версии гимна СССР «Нас вырастил Сталин на верность народу». Пост вызвал волну дискуссий и множество комментариев. Я вначале решила не влезать, потому что мнения сторон понятны, ничего нового никто не сказал. Очень точную аналогию всех этих разговоров привел Файбисович в мишином ответном посте - это как семечки, когда начинаешь, то уже не можешь остановиться, а потом тошнит.

А потом я подумала немного и пришла к выводу, что не отвечать и не писать пост нельзя. Я не могу убрать слова в вестибюле станции метрополитена, я не могу повлиять на решение властей по этому вопросу, я не могу никак изменить эту ситуацию. Но я могу выразить свое отношение. Если будет митинг против этой надписи - я на него пойду, а пока его нет, я выскажу свое мнение здесь. И пусть меня потом будет тошнить от этих разговоров, зато меня не будет тошнить от собственного бездействия.

Я не хочу скрывать страницы истории. Я очень люблю, когда все честно и открыто, когда каждый может получить доступ ко всей информации и самостоятельно сделать выбор. Признаюсь честно, я не знала раньше, что в гимне советского союза (да, я сознательно пишу с маленькой буквы) была эта строчка. Теперь я знаю об этом, и мне кажется, что это хорошо. Очень хорошо, что все люди теперь будут знать, что эта строчка была. И я уверена, что очень многим людям, узнавшим об этом, также как и мне стало стыдно.

Очень стыдно, Тань. И об этом позоре нельзя забывать. О нем надо помнить. Мне кажется, что на воротах Освенцима до сих пор написано "Труд делает человека свободным". И каждый человек, приезжающий туда на экскурсию видит, должен видеть эту надпись. И он должен осознавать все происходившее.

Тут многие высказываются, что страшные страницы нашей истории должны быть вырваны из памяти. Я не согласна. Эти страницы должны первыми идти во всех учебниках истории. Чтобы никто и никогда об этом не забывал. Чтобы следующее поколение знало об ошибках предыдущего и не повторяло их. Поэтому я рада, что в вестибюле станции Курская теперь висит эта надпись. Это правильно, это наша судьба, это наше прошлое, это наш позор.

Конечно, хотелось бы, чтобы рядом висели информационные табло, на которых бы рассказывалась вся история гимна, объяснялось бы, почему эта строчка была с позором убрана из текста, к каким трагическим последствиям привело правление Сталина. Доживем ли мы до этого уровня свободы? – Не знаю. Хочется в это верить.
Было супер круто. Спасибо большое О. У. и Ю.
В следующие выходные опять собираемся. Присоединяйтесь - страха нет!

Ropejumping from Maria Smirnova on Vimeo.



UPD: Второй прыжок с крыши 12 этажного дома тут: http://www.youtube.com/watch?v=DNVX3Kd4ijs

Олимпизм

57.62 КБ

Просто шикарная на мой взгляд фотография. Спасибо Кате, кажется.

P.S. Ну и чтоб 2 раза не вставать, сразу скажу, что на OpenSpace сделали статью про Сантьяго Сьерра, одну из работ которого мы тут все так эмоционально обсуждали. Очень рекомендую всем прочесть. http://www.openspace.ru/art/projects/8136/details/9848/
Интеллигенция – категория очень зыбкая, что известно. Четче определима «функция интеллигенции». Эта функция состоит в том, чтобы критически выявлять то, что представляется посильным приближением к представлению об истине, – и осуществляться эта функция может кем угодно, даже аутсайдером, но когда этот аутсайдер мыслит о собственном существовании и суммирует эти мысли. И в равной степени с функцией интеллигента не справляется профессионал от литературы, если он реагирует на события эмоционально и не ставит рефлексию во главу угла.

Поэтому, как говорил Витторини, интеллигент не должен дудеть музыку революции. Не из-за того, что стремится уйти от выбора (он, кстати, вполне имеет право выбирать, но как индивидуум), а потому что для действия требуется устранять полутона и двусмысленности (такова незаменимая роль командующих фигур во всех процессах), а интеллигентская функция состоит, наоборот, в том, чтобы выпячивать двусмысленности и освещать их. Первейший долг интеллигенции – критиковать собственных попутчиков («мыслить» означает беспрестанно каркать и накаркивать). Бывает, что интеллигент в обществе выбирает молчание из-за боязни предать тех, с кем себя идентифицирует, и в убеждении, что при всех их мимолетных и несущественных огрехах в конечном счете они взыскуют верховного блага для всех. Это трагическое решение, и история знает немало примеров того, как люди шли на смерть, искали смерти (за дело, в которое не верили) исключительно потому, что полагали, что нельзя на место верности подставлять истину. На самом же деле верность – это моральная категория, veritas –категория теоретическая.

О моральном выбореCollapse )

Из статьи "Осмысляя войну", La rivista dei libri, № 1, апрель 1991)
/Курсив мой/

Специальный пост

Этот пост создан специально для того, чтобы публично заявить, что я не согласна с юзером krivda в его отношении к Холокосту.

Этот пост создан специально для того, чтобы публично заявить, что я приношу свои извинения юзеру krivda за то, что лишила его возможности ответить на оскорбление в предыдущем посте.

Еврейский вопрос

Сразу скажу, что Сантьяго Сьерра - непростой художник. Он не ищет легкий путей и не пользуется традиционными методами. Его работы почти всегда провокационны и носят жесткий обличительный характер. В его арсенале много очень интересных перформансов, показывающих несправедливость современного общества, эксплуатацию человеческого труда, жестокость ради денег, власти, славы. Сьерра часто работает с отбросами мексиканского общества, с бомжами, наркоманами, проститутками, он не боится громко заявлять свою позицию и выбирает для этого не всегда приятные средства. Общественность отвечает ему взаимностью.

В 2006 году Сьерра создал работу, называющуюся "245 кубических метров". В небольшом немецком городке Пульхейм, что рядом с Кельном, когда-то располагалась действующая синагога. После Второй Мировой ее прекратили использовать в качестве религиозного учреждения, а впоследствии и вовсе превратили в меморил, где раз в год одному из художников предоставлялась площадка для того, чтобы своим творчеством отдать дань уважения жертвам войны.
Что сделал Сьерра? Он взял 6 автомобилей с работающими двигателями, подсоединил к их выхлопным трубам провода и провел эти провода с угарным газом в здание синагоги. Создав такую импровизированную газовую камеру, находясь в которой человек мог умереть в течении получаса, Сьерра организовал целую бригаду пожарников, которые снабжали желающих посетить этот объект специальными противогазами, после чего пускали их внутрь. Каждый из входящих обязан был подписать бумагу о том, что осознает опасность и реальность происходящего.

Фотографии 245 кубических метровCollapse )

Сообщество немецких евреев восприняло эту работу как оскорбление, генеральный секретарь Центрального Совета евреев Германии назвал инсталляцию Сьерра "фиктивным и безвкусным художественным спектаклем, унижающим не только достоинство жертв холокоста, но и всей еврейской общины". Начался огромный скандал, в результате которого экспозицию закрыли, а Сьерра даже было хотели предъявить обвинение, несмотря на то что сам художник неоднократно заявлял, что наоборот своим жестом лишь хотел почтить память погибших и с невероятным уважением относится ко всем, кто пострадал во время войны.

Можно долго обсуждать, почему это искусство, хорошее оно или плохое - меня в данной ситуации интересует совсем другой вопрос. Почему еврейская община восприняла эту работу как оскорбление? Что в ней оскорбительного? Можете считать меня черствой, грубой, нетактичной, но я действительно этого не понимаю, поэтому обращаюсь к вам и буду чертовски признательна объяснившим мне - тут важно именно мнение.

Итак, вопросы: Оскорбительна ли работа Сантьяго Сьерра? Почему?


UPD: В этом посте действует принцип комментариев исключительно по теме. Все остальные замечания в сторону по возможности были удалены, удаляются и будут удаляться. Приношу всем свои извинения.
Перенесла часть комментариев сюда: http://just-meggy.livejournal.com/14711.html

Peter Fischli & David Weiss

Швейцарские художники Peter Fischli и David Weiss преследуют меня уже давно. И не только в искусствоведческом смысле (хотя мне действительно кажется, что половина современных деятелей искусства реферирует именно к ним). Фишли и Уайс физически следуют за мной по пятам, не забывая напоминать мне о себе при каждом удобном случае.

Впервые мы "встретились" в Барселоне. Там в MACBA проходила их персональная выставка, поразившая меня своей простой, легкостью и в то же время гениальностью воплощения идеи о невозможности отличить подлинное от фальшивого (одно из направлений работы F/W заключается в создании псево-рэдимейдов - полиуретановых или пластиковых предметов мебели, которые выполнены с такой точностью, что их нельзя отличить от настоящих). По прошествии уже довольно многих лет я прихожу к выводу, что, наверное, именно тогда, в тот момент, я стала воспринимать современное искусство как нечто большее, чем просто красивые объекты. С тех пор я все время натыкаюсь на различные примеры творчества этой пары, благо, что трудно найти жанр, в котором они не работают.

В 2006 году мы поменялись ролями – теперь уже я преследовала выставку Фишли и Уайса "Flowers & Questions. A Retrospective". Она была в Лондоне – я прилетала в Лондон, выставка перемещалась в Париж – я срочно ехала в Париж, экспозицию переносили в Гамбург – я уже ждала их там во всеоружии.

Однажды, с одной из их работ из серии "Will happiness find me?" у меня произошел курьезный случай. На очередной день рождения И.А. я решила подарить ему красиво обрамленную открытку с весьма актуальной надписью "Is happiness looking for me in the wrong place?" Неприятное, но в общем предсказуемое открытие, заключалось в том, что ровно такую же открытку я подарила И.А. на его предыдущий день рождения, о чем начисто забыла (точно дело рук Фишли и Уайса!).
Впрочем, хочу отметить, что вскоре после этого И.А. перестал писать депрессивные излияния о своей горькой судьбе, о том, что ему скучно, и что он заебался, а вместо этого сменил журнал, и теперь пишет посты из серии: «В этом году мне удалось редкое счастье - взаимно влюбиться. И, несмотря на мои любимые разговоры о скуке ровных и взаимных отношений и интересе неразделенных, я очень и очень рад. Люблю тебя!». Надеюсь, что Фишли и Уайса тоже тошнит.

9.28 КБ 39.46 КБ

А вот работу «How to work better» я впервые увидела несколько лет назад в Лондоне, когда находилась в состоянии душевной неустойчивости – мне надо было внутренне выбрать дорогу – куда пойти «направо» или «налево». Очень хорошо помню весь тот день, и особенно тот момент, как я стояла и смотрела на эту работу, а потом сфотографировала ее на мобильный телефон – сейчас она у меня стоит заставкой. Я тогда пошла «направо». Вот теперь думаю, хорошо, что нельзя узнать, что было бы, если бы я предпочла другую сторону.

К чему я это все? А вот к тому, что сегодня узнала, что одна из видео-работ Фишли и Уайса выставляется в Гараже. Надо сходить, вдруг что-нибудь скажут. Скажите, если хотите со мной, там вообще много интересного.
Вот тут на днях получила очень интересный подарок от одной своей приятельницы. Зная мою любовь к продукции LUSH, она решила купить мне небольшой набор в цитрусовом стиле. Когда энтузиазм от полученного подарка поутих, и я решила его вскрыть, мой взгляд упал на обертку с сопроводительной надписью, представляющей не только великолепный образец владения русским языком, но еще и прекрасный пример современного маркетинга. Не могу не поделиться этим шедевром (орфография и пунктуация авторские):

Этот набор для тех людей, кто предпочитает душ. С оранжевым кусочком пряного мыла "Карма" и бутылочкой грейпфрутового геля для душа "Хеппи Хиппи", оно улучшит карму каждого, кто дарит и получает этот подарок. (Плюс он еще отлично очищает).

Вот теперь думаю, может передарить его кому-нибудь для повторной очистки кармы?
Мы до сих пор не сделали должных выводов из эпохального события – Нюрнбергского процесса. В терминах узко понятой законности или международно принятых норм, процесс этот являлся произволом. Нас учили, что война представляет собой игру по правилам, что в ее финале побежденный король обнимается с победителем-кузеном. А вы, вместо этого, что творите? Берете побежденных и вешаете на виселице? Вот именно, отвечают те, кто организовал Нюрнберг. Мы думаем, что в этой войне происходили события, выходящие за рамки терпимого, и поэтому мы меняем правила. Однако нестерпимы эти события, победители, в вашей системе ценностей! У нас же ценности иные – что, вы их не уважаете? Нет, не уважаем, потому что победили мы, а среди ваших ценностей было превознесение силы, так вот мы и применяем силу: вешаем вас. Что же теперь будет по окончании войн? Будет, что тот, кто их развязывает, пусть знает: если он проиграет, будет повешен. Теперь он хорошо подумает, прежде чем развязывать. Но вы тоже творили жестокости! Да, но это с вашей точки зрения, а вы проиграли, а мы выиграли, и поэтому мы вешаем вас, а не наоборот. Вы принимаете на себя ответственность за такое? Мы принимаем на себя полную ответственность.

Сам я противник смертной казни, и, если бы я поймал Гитлера, я посадил бы его в тюрьму. Поэтому теперь и далее «повесить» я употребляю в символическом смысле, в смысле тяжкого и торжественного наказания. Но, если вывести за скобки виселицу, Нюрнбергский процесс безупречен. Сталкиваясь с нестерпимыми поступками, надо иметь смелость изменять правила, включая и законы.

<...>

С каким правом и по каким критериям осмотрительности можно вмешиваться в дела другой страны?Collapse )


Из эссе "Миграции, терпимость и нестерпимое", 1997 год.
/Курсив мой/
Есть что-то в этой фотографии, мне так кажется.

163.66 КБ

Типичность

В результате двухчасового разговора о превратностях судьбы (интересно, кстати, что означает слово «превратность», мне оно всегда казалось немного отталкивающим) Т. кинул мне ссылку на давно забытый мной сайт socionika.info. Я помню, мельком его изучала, когда училась на первом курсе (у меня тогда был любовник, который этим делом интересовался, и мне надо было уметь поддержать разговор – вот они истинные цели поверхностных женщин), но как-то не особо впечатлилась. Подумала, очередной тест-фигня, сменила любовника и все забыла.

А тут вот Т. прислал мне описание своего типа, я прочла, и действительно удивилась - очень многие вещи абсолютно точно совпадают. Вплоть до каких-то казалось бы ничего не значащих мелочей. Принцип действия соционической модели таков – есть четыре пары признаков, из которых, в результате несложного теста, система выбирает присущую вам четверку. При таком раскладе вариантов типов людей всего 16 (это я сама посчитала, меня Вадим Красков еще в 10 классе научил). Немного.

Я подумала, ну да, может каких-то типов там и 16, но я-то уникальная, особенная, моя натура не подчиняется классификации и упорядочиванию. Прохожу тест, открываю описание женских типов и плачу. Я не буду давать вам прямую ссылку на свое описание – а то это будет какой-то публичный эксгибиционизм, но, если будете проходить тест и увлечетесь чтением не только своего, но и чужих типов, вы меня сразу узнаете. Конечно, это скорее намного больше похожу на ту барышню, которой я была года 3 назад - сейчас уже и запал не тот, и силы не те, и жизнь потрепала, но общее направление мысли убивает своей точностью.
Одна только просьба – когда будете про полярника читать, не смейтесь, пожалуйста. Хотя бы из любви ко мне.


P.S. Да, вот еще - вспомню, кто придумал назвать меня Мегги – оторву голову. Обещаю.

Sylvie Guillem / Russell Maliphant / PUSH

Есть один очень легкий критерий для выявления гениального спектакля – реакция зрительного зала в финале. Всем, кто хоть раз был на каком-либо великом спектакле это не надо объяснять – зал сидит не шелохнувшись, без движения, без вздоха, так, как будто в пространстве действия находится лишь один человек. Свет гаснет, а реакции нет, только звенящая, режущая слух тишина. Секунда, две, три – ничего. Вдруг с галерки или откуда-то из глубины зала раздается резкое, короткое и очень емкое «Браво», обычно низким басом. И тут зал взрывается: овации, крики, гром аплодисментов, все встают, в каком-то едином порыве начинают поворачиваться друг к другу, улыбаться, восклицать, умиляться, пытаться разделить эту радость от увиденного чуда; никто ничего не слышит и уже не видит. Это может продолжаться вплоть до получаса.

На этих выходных я смотрела на первый раз приехавшую в Москву Сильви Гиллем. В детстве, когда я была маленькой, маме откуда-то из-за границы друзья привозили касеты с записями современного балета, и она по вечерам внимательно всматривалась в те пластику, движения и жесты, которых никогда не было у нас. Я тихо пробиралась в ее комнату, садилась на кресло в углу и мечтала, что я вырасту и обязательно увижу в живую, как танцуют эти люди. И вот Сильви Гиллем приехала. Ей 44 года, у нее короткая мальчуковая стрижка (типа моей) и ярко рыжий цвет волос. Но это почти единственное, что изменилось в ней с тех пор, как я видела ее двадцатилетней.

Когда смотришь на ее танец, невозможно поверить в то, что человек может настолько совершенно владеть собственным телом, чтобы позволить ему жить своей жизнью. Ее руки, ноги, плечи, спина – все это обладает безграничной, абсолютной (в высшем понимании этого слова) свободой. В определенные моменты кажется, что Гиллем знакома с искусством левитации – иначе просто не возможно объяснить ее перемещения в пространстве. Все это дополняется очень четкой, сдержанной и эмоционально обесцвеченной музыкой, аскетичными костюмами и невероятно красивой игрой со светом. Хотя бы ради этого стоило вырасти.

50.37 КБ

Газпром Сбербанк. Мечты сбываются.

Сухая игла

Художник – это прежде всего мир.
Если нет мира, он просто ремесленник.
Создать свой мир искусственно невозможно.

Владимир Башлыков


Взяла на работе почитать старые выпуски журнала Арт Хроника еще аж 1999-2000 годов. Очень много можно найти любопытного, за почти 10 лет все-таки очень сильно изменилась ситуация, как на отечественном арт-рынке, так и на мировом. Забавно читать Гельмана, который в 1999 году говорил, что «через несколько лет просто не будет галерей» , потому что компьютерное искусство, в котором оригинал невозможно будет отличить от копии, завоюет мир и перевернет все существующие устои. Да, конечно, дигительный арт развивается, но, к счастью не такими темпами, чтобы затмить собой все остальные медиа - не рассчитал тут Марат Александрович.

Так вот, к чему это все я. В номере 5-6 от 2000 года я нашла чудесную статью про довольно известного русского художника Владимира Башлыкова, чья персональная экспозиция, кстати, не так давно проходила в галерее Проун на Винзаводе. Я когда-то мельком сталкивалась с его живописными работами, но никогда не видела его графики, выполненной в технике сухой иглы. А тут увидела и изумилась.

Для тех кто, как и я не очень разбирается в способах гравюры на металле, поясню, что метод сухой иглы не предполагает обработки исходного материала, будь то цинка, меди или стали никакими химическими травлениями. То есть художник в самом прямом смысле этого слова выцарапывает изображение на поверхности. Потом получившиеся борозды заливаются офортной краской и переводят на бумагу. Весь процесс занимает чудовищно много времени и сил, редко обходится без травматизма, а в результате получается невероятно легкий и воздушный мир, производящий впечатление легких пятиминутных карандашных набросков.

В своих работах Башлыков в основном изображает людей. Других людей: странных, некрасивых, иногда даже уродливых, гадких, но только не обыкновенных. Наверное именно это и завораживает, заставляет нас всматриваться в его картины. Как говорит он сам в интервью Артхронике: «Все мое искусство – о человеке. Самая непостижимая тайна – это тайна человека. В искусстве же отражается намек на разгадку». Воистину так.

267.05 КБ
Владимир Башлыков. Две женские фигуры и младенец. 1999. Сухая игла.

Еще несколько работ Башлыкова в этой же техникеCollapse )
Я плохо разбираюсь в видеоарте и очень мало чего понимаю в современном китайском искусстве. И в том и в другом по отдельности я знаю несколько ключевых имен, направлений, стилистик; я видела довольно много разных работ и читала несколько книг, но, честно признаться именно с китайским видеоартом я сталкивалась совсем мало. Поэтому, когда я увидела, что Magee Art Gallery на ARCO-2009 в Мадриде представляет видео Гао Шицяна (Gao Shiqiang) «Red» (2008), я решила не проходить мимо и посмотреть.

Почти час, проведенный в маленьком и довольно душном помещении, сидя в скрюченной позе на полу, пролетел для меня как одно мгновение. Простота и изящество образов, трогательность героев, тягучая сценичность действия, все это оставило после себя невероятное чувство легкости и щемящее чувство собственной причастности к чему-то очень важному и значимому. Через весь фильм сквозной нитью проходит уже довольно приевшийся в китайском соварте красный цвет, но здесь он оправдан, здесь он является смыслом, поэтому что это не штамп, а осознанная необходимость, неизбежность, невозможность и, в конечном счете, нежелание уйти от этого цвета. Красный как символ жизни, смерти, силы, одиночества, и, конечно, причастности, так необходимой героям этого видео.

Конечно, такое надо смотреть целиком, но и по некоторым кадрам можно увидеть красоту и точность попадания Гао Шицяна.

24.33 КБ

Еще несколькоCollapse )

Двадцать тысяч

Иногда сопоставление некоторых цифр приводит к весьма интересным наблюдениям.
Вот, например, гражданская сознательность населения.

В январе 2009 года в интернете стала очень активно развиваться компания по сбору подписей против сжигания и за переработку мусора. Появился сайт http://www.stopmsz.ru/ , где каждый желающий мог оставить свою подпись. В результате, за довольно быстрый срок было собрано и передано (хоть и с трудом) 112520 подписей (цифру привожу со слов Человека-Бачка http://trashman-2009.livejournal.com/).
Классно, здорово, молодцы! Я сама с радостью подписала это прошение, потому что как и любой нормальный человек считаю, что сжигать мусор это мало того, что вредно, но еще и неэффективно. И кроме того, приятно осознавать, что нашлось еще 112519 человек, которые поступили также. Значит есть у людей гражданская позиция, которую они хотят и могут отстаивать!

А вот в октябре 2008 года началась другая компания по сбору подписей. За условно-досрочное освобождение Светланы Бахминой, на тот момент беременной женщины, уже имеющей двоих детей (http://bakhmina.ru/ru/). И вот прошло четыре месяца, Бахмина уже родила в тюрьме дочку, а обращение к президенту с просьбой об освобождении этой женщины подписало все еще на 20 000 человек меньше, чем прошение против сжигания мусора.

Я все понимаю. Я понимаю, что ситуация с Бахминой довольно неоднозначна. Понимаю, что подписать обращение против строительства мусоросжигательных заводов проще, чем просьбу отпустить женщину на свободу. Понимаю, что удобно прятаться за чужими словами о воре, который должен сидеть в тюрьме и кричать, что дети Бахминой "должны отвечать за преступления тех, кто разворовал страну в 90-е".

Но ведь двадцать тысяч это страшно.
Под Богом я разумею существо абсолютно
бесконечное, т. е. субстанцию, состоящую
из бесконечно многих атрибутов, из которых
каждый выражает вечную и бесконечную
сущность.

Спиноза.



Евгений Каменькович поставил «Улисса» в театре Фоменко. Спектакль получился длинный, многоплановый, интересный и очень добротный. Наверное, не блестящий, но зато совершенно не скучный.

Что я увиделаCollapse )
Восточные философы называют сегодняшний день "Днем света". Наше внутреннее состояние на весь следующий месяц закладывается именно в последнюю пятницу предыдущего, до шести часов вечера. А так как декабрь еще и последний месяц в году, то сегодня можно заложить внутренние основы на весь следующий год. Поэтому в этот день надо много медитировать, думать о хорошем, смотреть на солнечный свет и визуализировать в своей голове все то, что вы собираетесь сделать в следующем месяце и году.

Но так как за окно темно, пасмурно и серо, и солнца сегодня совершенно точно не предвидится, то в качестве альтернативы натурального света могу предложить вам картинку, сделанную несколько недель назад одним очень обаятельный фотографом, когда за окном еще не было снега, и хотя было чертовски холодно, но все-таки очень солнечно.

Формат наших отношений с А. таков, что видимся мы редко. Последние пару лет наши встречи были приурочены либо к серьезным переменам в моей жизни, либо в его жизни, либо к выходу новой серии бондианы. Так как ни у него, ни у меня уже давно нет новостей, которых можно было бы назвать серьезными, я была чертовски рада, что очередной фильм об агенте 007 наконец появился "во всех кинотеатрах великой страны", поэтому, не смотря на то, что я осталась крайне недовольна прошлой серией, пропустить эту было уже невозможно. И хотя вечер безусловно удался, "Квант милосердия" мне решительно не понравился. Тому есть много объективных причинCollapse ).

Очень хочется верить, что следующий Бонд будет лучше. Или что в жизни будет больше перемен.
Каждый может стать знаменитым на 15 минут.
Энди Уорхол


Каждый день я собираюсь написать хороший пост. У меня есть много идей, много интересных новостей и хороших фотографий. Я очень хочу написать о том, что мы делали в Лондоне, в Париже, как ходили на концерт Айги, праздновали день рождения Джонни и Хеллоуин, ходили на вечер памяти Пригова, в кино на Германику, о новой выставке в галерее и вообще много о чем. Но почему-то все время не доходят руки.

Да и сейчас, к сожалению, времени мало. Поэтому просто покажу вам, как мы с М. и Варькой принимали участие в создании объекта современного искусства, которое целых 15 минут самостоятельно выставлялось в одном из огромных залов Центре Помпиду! Так что можете нами гордиться - мы, бля, современные художники, ура.


Вчера я поехала изучать новый Центр современной культуры "Гараж". Очень впечатляет. Особенно поражает размер. Огромная территория, наполненная воздухом, светом и живописью. В то время как я бродила по Гаражу, торжественное открытие инсталяций Кабакова проходило на Винзаводе, и все, кому он интересен, были там. Я гуляла абсолютно одна (это не метафора и не преувеличение) по совершенно необъятному пространству. Единственный посетитель. С меня даже денег за вход не взяли.
Особый шик этой ситуации добавляло то, что в этих огромных светлых залах помимо меня было еще человек 40 совершенно одинаковых мальчиков и девочек, которые расставляли стулья, что-то проверяли, бегали вокруг, мыли полы. Все они были одеты в черные футболки с логотипом центра и от этого создавалась полное ощущение мертвых душ. Помните, как у Гоголя:

Черные фраки мелькали и носились врознь и кучами там и там, как носятся мухи на белом сияющем рафинаде в пору жаркого июльского лета, когда старая ключница рубит и делит его на сверкающие обломки перед открытым окном; дети все глядят, собравшись вокруг, следя любопытно за движениями жестких рук ее, подымающих молот, а воздушные эскадроны мух, поднятые легким воздухом, влетают смело, как полные хозяева, и, пользуясь подслеповатостию старухи и солнцем, беспокоящим глаза ее, обсыпают лакомые куски гдевразбитную, где густыми кучами.


Так вот эти мальчики и девочки со швабрами, тряпками и стульями такими же эскадронами носились, иногда останавливались, что-то обсуждали между собой, иногда поглядывали на картины, разговаривали по мобильному телефону и смотрели на меня с нескрываемым удивлением, совершенно не понимая, что я там делаю и зачем без дела брожу по этим огромным залам со странными картинами, больше половины из которых не дорисованы.

Кстати, о странных картинахCollapse )

Дело было в январе.
Очкастый, лысый, плохо одетый.
Ругается матом отвратительным образом.
Он мне сразу не понравился.
Говно - человек, подумала я.
Оказалось, взаимно.
Йоб-ты!

А потом выяснилось, что он ничего.
Зануда, конечно, невероятный. И вредный чудовищно.
А в остальном приличный человек.
Радость маме.
!

С
транно иногда жизнь поворачивается.

Дружить стали с октября.
Ночами гуляли по холодной Москве.
Еженедельно собирались в аэрохокей.
Малодушно не сходили.

Редко встречаются по-настоящему люди.
Он вот один из настоящих.
Жаль только, что херней страдает все время.
Давно бы уже занялся чем-нибудь.
Естественно не мне его учить.
Но хочется, чтобы у него все было хорошо.
И счастьe, хотя это вряд ли.
Я его очень люблю.
!

M.

Пост длинный, но важный


Сегодня исполнилось ровно три месяца, как я живу в Париже. Так начинался мой пост, который я написала для этого дня по просьбе многих людей, которые читают мой журнал и интересуются мной и моей жизнью здесь. Я написала большой и красивый пост о жизни города, в котором я нахожусь, о его привычках и особенностях, о его мужчинах и женщинах, о его красоте, необычности и завораживающей привлекательности, в которую невозможно не влюбиться. Я написала этот пост несколько дней назад, чтобы повесить в юбилей, но сегодня, перечитав его свежим взглядом, поняла, что не хочу его публиковать.

 

У меня здесь есть один приятель, итальянец по имени Энрико. Он довольно приятный, начитанный и хорошо образованный молодой человек, который интересуется и неплохо разбирается в политике, в частности российской. Вчера вечером после похода в театр мы отправились гулять по теплому ночному Парижу, и, как обычно бывает в таких случаях, глядя на звёзды в бесконечном небе, завели разговор про жизнь. Пробежавшись по нескольким стандартным темам, которые обсуждают между собой иностранцы (жизнь прекрасна, а французы – говно, хотя готовить, суки, умеют), Энрико, под впечатлением  увиденного им репортажа о событиях последних дней в Москве и Питере, спросил меня, что я думаю о политической и экономической ситуации в России. И хотя этот вопрос стал предметом нашей беседы на следующие три часа (ну, по сути это был мой монолог, прерываемый уточняющими вопросами и восклицаниями “minchia” (“пиздец” по-нашему), так свойственными моему эмоциональному спутнику), этого времени оказалось всё равно мало, чтобы объяснить, как русские люди допустили, что такая страна как современная Россия существует.

 

Ключевым словом нашей беседы стало слово “абсурд”. Потому что то, что в стране с заявленной демократией по сути есть только одна партия, которая всё решает, а президент, поддерживаемый и поддерживающий эту партию сам назначает региональных наместников  - это абсурд. Потому что то, что происходит с нашей армией, из которой здоровые молодые мальчики после двух лет службы выходят искалеченными инвалидами со сломанной психикой – это абсурд. Потому что то, что не взирая на прописанную в Конституции свободу передвижения, в Москве существует “особый порядок регистрации”, при котором российские граждане должны бояться милиции, которая может их без суда и следствия выкинуть из столицы их Родины – это абсурд. Потому что то, что происходит с ценами на нефть и то, как наше правительство ведёт себя в этой ситуации – это абсурд. Я не могу придумать оправдание тому, что в стране, которая положила столько своих граждан на борьбу с фашизмом, может существовать организация под названием “СС” и поощряться организации типа “Формат - 18”. В моей голове не укладывается брошюра, написанная “нашистами” к акции “Связной президента”, которая действительно напоминает агитку в стиле романа Оруэлла “1984”. Я не могу поверить, что наше правительство приняло закон, запрещающий иностранцам работать в сфере торговли на территории Российской Федерации и поощряющий идею национализма. Я не могу понять, почему убийство Литвиненко даёт куда больший резонанс в европейском обществе, чем в России, а после убийства Политковской и детей в Беслане в Италии на улицы выходят больше людей, чем в России. Хотя теперь уже понятно, что люди не зря боятся выходить на улицу, чтобы высказать собственное мнение, они бояться, что их арестуют или изобьют, как это произошло в минувшие выходные.

 

Самое страшное, что процент российских граждан, осознающих, что со страной что-то не в порядке, ничтожно мал. И увеличивать его с каждым днём становится всё сложнее и сложнее, потому что слишком мало осталось адекватных источников информации. От этого и бороться с распространяющейся заразой до невозможности трудно. Трудно – но необходимо.

 

В Уголовном Кодексе РФ есть статья за неоказание помощи. Это как, если ты видишь, что человек тонет, но не помогаешь ему, не кричишь, не зовёшь людей на помощь, то ты виновен в его смерти. Вот с Россией сейчас такая же ситуация. От того, что мы осознаём, что что-то пошло не так и молчим, мы становимся преступниками. От того, что мы не выходим на улицы, не протестуем, не обсуждаем это во весь голос с любыми людьми и в любом месте, не рассказываем тем, кто не знает о том ужасе, который происходит в стране, мы становимся предателями. Мы предаём тех людей, которые погибли в 91, мы предаём свою Родину, свою нацию, свой народ, мы предаём себя. И если Россия, в том смысле в котором мы её любим и понимаем “погибнет”, то это мы, молчащие, будем виноватыми в её “смерти”. И не дай Бог, чтобы стихотворение Волошина “Мир”, написанное в ноябре 1917 года вновь обрело свою актуальность.

 

Прощаясь со мной в три часа ночи у двери моей студии в Париже, Энрико задал мне последний вопрос. Он спросил: “А зачем ты живёшь в России?” Наверное, для того, чтобы понять ответ на этот вопрос нужно быть русским человеком, надо в этой стране родиться. Что бы кто сейчас ни вкладывал в понятие “патриотизм”, это одно из основополагающих понятий в моём сознании. Потому что у меня есть Родина, и я всегда буду писать это слово с большой буквы, и потому что я люблю свою Родину, я не хочу её бросать.

 

Россия – это поезд, в котором мы едем. И сейчас этот поезд в огне. Мы можем останавливаться, можем сходить с этого поезда во Франции, в Англии, в Америке. Wherever. Но этот поезд идёт в наших головах, и бежать мы можем только от себя. Очень многие мои знакомые говорят, что надо скорее уносить ноги из этой страны, и делать это пока дают, пока не закрыли границы; менять Родину и менять её навсегда, такой высокой ценой обеспечивая себе жизнь. Но вопрос в том, что хуже – остаться в поезде и сгореть, погибнув в борьбе, или сойти с него и умереть от боли и стыда при виде, как этот поезд сгорает без тебя. Этот вопрос каждый должен решить для себя, здесь нет правильного ответа, ровно как нет ни правых ни виноватых. Единственное чего нельзя делать это “спать” в горящем поезде и не замечать ни дыма ни гари вокруг себя. Потому что, не смотря ни на что, нужно верить, что, если в поезде будет много неспящих людей, то огонь получится затушить и поезд будет спасён, а дальше уж прямо как по тексту “куда хотим туда едем, и можем если надо свернуть”.

 

 

В конце поста опять вернусь к Энрико. При расставании, глядя на моё расстроенное и сосредоточенное лицо, он сказал: “Эй, веселее! Жизнь прекрасна, ты прекрасна! Ты живёшь в самом красивом городе мира, у тебя есть любовь, шикарные друзья, чудесная жизнь! Нельзя думать о плохом, забудь о проблемах и радуйся жизни!” Конечно, куда ему итальянцу понять нашу русскую душу, так жаждущую страданий,  но чём-то он всё-таки прав. На жизнь надо смотреть радостно, потому что только с помощью радости и упорства можно побеждать. Но, когда я смотрела фотографии и ролики с “Марша Несогласных” в Москве и видела как на моей улице, рядом с моим переулком, возле моей станции метро высадилось несколько тысяч ОМОНовцев, которые били людей, просто пришедших выразить своё несогласие с действующей ситуацией, мне было больно. Чтобы так не было дальше, важно помнить, и как я уже писала выше, важно говорить и акцентировать внимание. Поэтому мой пост про Париж подождёт лучших времён, тех времён, когда в моей текущей френдленте о проблемах нашей Родины будет писать больше, чем шесть человек.

Благодарность

 

Давай считать, что это просто ничья,

И ты теперь ничей, и я ничья,

И больше нет любви.

 

Бывают моменты, часы, дни, недели, которые помнишь всю жизнь. Я счастливая - у меня таких воспоминаний много. Часто бывает неважно, плохие они или хорошие, главное что помнишь. Помнишь подаренную розу, неожиданный поцелуй на ветру, помнишь бутылку коньяка, выпитую на двоих, помнишь музыку в темноте, разговоры в поезде, помнишь ночные прогулки по Москве и уголки, в которых времени не существовало. Но в то же время в памяти остаются неосторожные слова, ранящие душу, остаются телефонные разговоры, вызывающие слёзы, остаются письма, после которых не хочется жить. И очень важно, что эти события перемешиваются друг с другом и, спустя время, не важен знак, а важно то, что они были. И важно, что, не смотря ни на что, остаётся чувство благодарности.

 

Мне не хочется вешать ярлыки и говорить, что утро, которое было ровно год назад, 11 марта 2006 года, было лучшим утром в моей жизни. Сравнения тут неуместны. Но то утро я не забуду никогда. Я всегда буду помнить, как вышла с белой розой на абсолютно пустую Тверскую в 5 утра и, как на моих глазах медленно пошёл снег. Казалось, что весь мир исчез. И в этой ещё непроснувшейся трепетной Москве были только я и человек, так любящий дарить мне белые розы.

 

И знаете, неважно, что было потом. Неважно, что утро переросло в солнечный день, а мы всё сидели на моей кухне, пили чай и разговаривали обо всём – о жизни, о смерти, о науке, об искусстве, об увлечениях, спорили о воспитании детей, не понимая, что спорим об одних и тех же детях, обсуждали человеческие отношения, проверяли друг друга. Неважно, что день перерос в вечер, где впервые в жизни мужчина предложил мне, на мой взгляд, нечто большее, чем руку и сердце, и я, задержав дыхания, впервые в жизни произнесла две заветные буквы и только после этого осмелилась поцеловать его. Неважно, что этот вечер не перерос в ночь, ведь в тот момент мы оба понимали, что ещё одно утро было бы лишним. И неважно, что все последующие дни, недели и месяцы переросли в тот вечер, где я, сжав зубы, волю и ключи в кулаке, произнесла три буквы, которые, в некотором смысле определили наши судьбы.

 

Важно то, что в моей жизни есть кому сказать спасибо за то утро 11 марта 2006 года.

Пятница

Письма, письма лично на почту ношу.
Знаю, знаю точно, где мой адресат, -
В доме, где резной палисад.

Пятница – счастливый день!

 

Каждую пятницу мне приходится вставать очень-очень рано, потому что в восемь утра у меня начинается урок английского с вьетнамским преподавателем (это почти как русские математики, которые учат китайцев в американских университетах). На моём уроке невозможно заснуть, потому что учитель – типичный вьетнамец. Он всё время кричит, бурно выражает свои эмоции, в тему и не в тему говорит восточные мудрости, смеётся как герой фильма ужасов и называет нас всех JJ. Я вот, например, называюсь JJ Maria или JJ Russia. А ещё у нас есть девочка из Буркина-Фасо, которую он зовёт JJ Burkina Faco. Вот ей наверное невесело, а мне хоть бы что!

 

Каждую пятницу я хожу по магазинам. Но ничего не покупаю! =) На самом деле я просто гуляю по Marais, это у нас тут квартал такой в Старом Городе. А в этом квартале есть масса маленьких магазинов с дизайнерской одеждой и ювелирными украшениями, букинистических магазинов (в прошлую пятницу я видела книжку 1845 года издания за 3 евро), мини-кондитерских, художественных галерей и магазинов музыкальных инструментов. Вот, кстати, если когда-нибудь кто-нибудь из мужской половины, читающих мой ЖЖ, захочет сделать меня счастливой, и к тому времени будет настолько финансово состоятелен, что ещё будет меня помнить, то смело могу посоветовать вам отправиться по адресу 3, Rue Du Pas De La Mule, и приобрести для меня один из предметов, стоящих в круглом ящике слева от двери!

 

Каждую пятницу я встречаюсь с одним молодым человеком. Я не знаю, как его зовут, и никогда этого не узнаю. Он безумно красив той красотой, что свойственна простолюдинам, но в то же время всё в его взгляде, в его улыбке и манере держаться говорит о том, что он из очень благородной семьи. Мне ужасно хотелось бы просто пригласить его на кофе, но я знаю, что он никогда не согласится. А ещё, там же я всегда сталкиваюсь с двумя джентльменами, очень приятной наружности. Они всегда вместе, и мне кажется, что они оба уже немножко влюблены в меня, иначе, зачем бы им так задорно улыбаться мне при встрече?

 

Каждую пятницу я бываю на почте. И мне очень нравится отправлять из неё открытки! Но, к сожалению, я знаю совсем не так много адресов, на которые можно было бы что-нибудь отправить! Поэтому у меня есть деловое предложение: давайте вы мне оставите в комментах или пришлётё на почту свои домашние адреса (не забывая указывать индекс), а я в пятницу отправлю вам что-нибудь из Парижа?


Каждую пятницу я гуляю по ночным набережным. Иногда в небе можно увидеть одновременно 7 самолётов, а так как они мерцают, то складывается ощущение, что в небе просто горит 7 звёзд. Так Красиво! А вообще, тут и без самолётов, со звёздами всё в порядке. Вот, когда мы поехали в Нормандию, то у меня было ощущение, что я попала в Крымскую ночь в августе – кто был, тот знает, что это такое, словами не опишешь. А на реке самое красивое место – Square de l`Ile de France, стоишь там и начинаешь понимать и “мечту Наполеона”, и “фантазии Дюма”, и “триумфы Пикассо”.

 

Домой хочется, но теперь я знаю, что дома мне будет не хватать моих пятниц. Вот такая вот жизнь.

И всё же жаль, что сегодня только понедельник!

О пользе книг и писем

“Пока я писал эту книгу, я научился читать”.

Из предисловия Фолкнера к неосуществлённому изданию романа «Шум и ярость».


В последнюю неделю я зачем-то чудовищно испортила себе режим, и теперь по ночам вместо того спать я читаю, а днём – вместо того, чтобы учиться – сплю. Но, у всего есть положительные стороны – испорченный режим способствует моему просвещению.

 

За последние выходные и ещё два дня прочла довольно много. Про бесчисленные главы бесчисленных учебников на всевозможных языках писать не буду – не интересно, то есть кому интересно, тем потом расскажу. Здесь же хочется написать о другом. Вообще, как все уже, наверное, успели заметить, я не то чтобы часто стремлюсь обсуждать что-либо в ЖЖ, но сейчас повод даже очень подходящий. Дело в том, что больше негде. То есть я бы с радостью обсудила свои книжные впечатления с новыми местными знакомыми, но, к сожалению, выяснилось, что этот мой порыв не взаимен, и никто меня поддержать не может. Так что вот решила обратиться к вам, дорогие мои друзья, может вам захочется поговорить на литературные темы как в старые добрые времена. А коли нет желания – не обижусь и даже позволю себе дать вам совет либо совсем прекратить читать этот пост либо сразу перейти к последнему абзацу, так как убирать текст «под кат» я не умею.

 

Спасибо тем, кто остался. Хоть вас и не много, но вы есть, я знаю. И я вам рада.

 

Дочитала я тут в понедельник огромный роман Эдуардо Мендоса «Город чудес». Книжка оказалась у меня благодаря весьма странным обстоятельствам. Дело в том, что на книжной ярмарке в ЦДХ, я, наспех прочитав аннотацию (или как это называется в книжках), так усердно рекомендовала посетителям ярмарки купить этот роман, что в результате, продав изрядное количество экземпляров, не удержалась и купила книжку сама. Это ход называется «Талант продажника не пропьёшь, или такая Бурёнка нужна самому». Теперь могу сказать честно – совесть меня не мучает, не зря я эту книжку впаривала людям с таким азартом. Она того стоит. Роман просто шикарный, с удовольствием записываю его в список мастрида.

Во-первых, пленяет то, что это настоящая сага, действие которой длится много десятков лет, причудливо переплетая историю всего чего только можно. Взаимоотношения государств, революции, королевские династии, история искусства, подробный экскурс в традиции и нравы европейских граждан 19 и 20 веков, взаимоотношения бандитских группировок, балы в честь императриц и самые грязные притоны,  история кинематографа и история авиационной отрасли, традиционная кухня и особенности проституции, история рабочего движения и Всемирных Выставок – всё, всё есть в этом романе. И, не смотря на 650 страниц, книжка читается на одном дыхании, оторваться просто невозможно, главы исчезают одна за другой, и страницы переворачиваются сами как по велению волшебной палочки.

Во-вторых, пленяют герои книги. Первый и главный герой – Город. Он всегда присутствует в романе, в каждую секунду повествования напоминая нам о себе. Автор пишет о нём как о живом существе, мы видим его рождение и рост, видим, как он болеет и выздоравливает, набирается сил, растёт, крепнет, как с ним случаются неприятности, но он умеет выбраться из них. Он вступает во взаимодействие с другими городами, проигрывает и побеждает, он страдает и радуется, он изменяется с каждым годом, становится зрелым, прекрасным, мощным, но в какой-то момент, как и любое живое существо, начинает стареть, медленно, незаметно угасать. И умирает, чтобы навсегда остаться бессмертным, прекрасным, захватывающим, но неживым, как бы странно и стилистически неверно это ни звучало. Без Города невозможно представить себе второго Героя книги, весь жизненный путь которого также полон невероятными событиями и людьми, которые зачастую являются реальными персонажами истории. Герой поражает своей смелостью и отвагой, своей жестокостью и беспринципностью, своим благородством и добродушием, своей хитростью и честностью. Пожалуй, во всей мировой литературе сложно найти такого разнохарактерного человека, обладающего столь широким спектром достоинств и недостатков, и что самое интересное, никогда не возможно понять, что есть что. Город и Герой неотделимо связаны друг с другом, невозможно представить себе одного без другого, и это переплетение делает роман настолько объёмным и реальным, что через несколько часов чтения я почувствовала резкий запах моря, смешанный с запахами бурящего города и ощутила себя там, в конце 19 века, идущей по узкой извилистой улочке на встречу с Героем.

В-третьих (и, пожалуй, в-последних, а то, мне хотелось поделиться ещё кое-чем, а так и без того немногочисленных читателей растерять не сложно), пленяет красота языка и стиль повествования. Автор умудряется давать столь красочные описания, что не возможно удержаться от того, чтобы не перечитать их ещё раз. Ну и, разумеется, трудно не восхититься прекрасным чувством юмора автора и его невероятной склонностью к иронии.

Короче говоря, роман отличный! Я читала с огромным удовольствием, чего и вам советую.

 

Теперь хотелось бы перейти к совсем другой книжке, которую я за последние 4 дня успела прочесть два раза. Речь идёт о романе Уильяма Фолкнера «Шум и ярость». Давно уже ни одна книга не производила на меня столь сильного впечатления. Во мне что-то умерло и родилось одновременно. Никогда ещё мне не было так больно читать книгу, никогда я так сильно не переживала события, в ней описанные. К своему стыду, до вечера пятницы с творчеством Фолкнера я была знакома только в связи со спектаклем, поставленным в Табакерке Миндаугасом Карбаускисом по роману «Когда я умирала», да и по вытиранию пыли с многотомного собрания сочинений, которому вечно не хватало места на моей книжной полке.

Читая роман в первый раз, я с трудом ловила сюжетные переплетения, путаясь во временных планах и без того спутанных и сумбурных воспоминаний рассказчиков. Я читала книжку в поезде, в электричке, в автобусах, в метро, и она ломалась на части, и разные кусочки мозаики никак не хотели собираться в моей голове в одну связную картину, я никак не могла понять, что же там произошло. А потом вдруг, резко и отчётливо поняла. В моём мозгу как будто произошло озарение, яркая вспышка и картинка собралась. До чего же это было страшно. Это как если бы вы по маленьким деталькам собирали непонятный предмет, а потом вдруг увидели бы в нём самое ужасное, что только можно себе представить. И это “вдруг” было настолько неожиданно, что я на самом деле еле удержалась от крика. Фолкнер пишет, что после написания этого романа до него «чередой запоздалых раскатов летнего грома дошли наконец Флоберы, Достоевские и Конрады, читанные десяток лет назад». Да меня тоже что-то дошло, но если писатель после этого романа не причёл больше ни одной книги, то мне, наоборот, захотелось перечитать всю мировую литературу. Ведь если кусочки одной книги могут сложиться в такую мозаику, то, если прочесть все в мире книги (ну или основные столпы, на которых держится литература), то страшно представить, какая картина может получиться. Только бы хватило пространства и чувства абстрактности, чтобы её увидеть, осознать и выжить после этого.

Закрыв последнюю страницу романа, я поняла, что меня снова неудержимо тянет к нему, но в тоже время что-то отталкивает от него. Мне стало страшно просто находиться наедине с собой, со своими мыслями. Я вышла на прогулку, встретила своих приятелей, но, к сожалению, большая их часть даже не знала, кто такой Фолкнер, а те, кто знали, никогда его не читали, а я была реально в астрале, и бесцельные беседы в шутливом тоне ничуть не завлекали меня, поэтому я не смогла придумать ничего лучше, чем вернуться домой и перечитать роман ещё раз, от начала до конца, не прерываясь ни на минуту, благо 300 страниц это всего несколько часов. И, сделав это, я осознала, что Фолкнер действительно один из величайших писателей современности. Может, конечно, я и преувеличиваю, может просто эта книжка просто так совпала с моим внутренним состоянием, но она меня изменила. А книги, которые меняют, в жизни встречаются очень редко.

 

Набравшись впечатлений на долгое время вперёд, я решила, наконец, перестать давать повод глумиться над собой всяким умникам, а заодно заполнить более значительные бреши в своём литературном образовании и взялась за «Записки о Шерлоке Холмсе» Артура Конан Дойля. Уже прочла 180 страниц, и не могу понять, каким таким непостижимым образом эта книга прошла мимо меня раньше. В общем, сама себе завидую, что читаю в первый раз и с радостью приму ваши поздравления, а также впечатления об этой книжке, а то что всё я одна?

 

Но, так как дурацкая привычка читать несколько книжек параллельно никогда меня не оставляла, то, прочитав очередной рассказ Конан Дойля, я сегодня ночью случайно прочла ещё одну книжку, которую неделю назад случайно купила в книжном магазине, польстившись на великолепные иллюстрации (как говориться, люблю книжки с картинками). Книжка, название которой я бы вольно перевела на русский язык как «Черешневые встречи», в отличие от предыдущих описанных мной занимает не более 20 страниц. В ней опубликована переписка молодой девушки и её любимого, которая начинается в 1940 году, когда молодой человек уходит на войну. Там всего десяток её писем и пара его, но ничего трогательнее я никогда не читала. Она любит его и ждёт, не смотря на войну, на страх, на голод. Она пишет ему письма и не получает в замен ничего, она верит в то, что он жив, она знает, что в душе она с ним, и ей от этого становится легче переносить все ужасы, которые в её дом приносит война. Она верит в него и не знает, что его чувства не выдержали расстояния, что он не умер под пулей, а просто нашёл себе другую, просто потому что новая была рядом, а старая далеко, а ведь иногда людям просто хочется “хоть с кем-нибудь быть”, особенно когда внутри тяжело. А потом она узнаёт, и для неё это известие страшнее войны, потому что личное горе всегда сильнее общественного, что бы кто ни говорил. Книжка получилась очень грустная, и какая-то очень жизненная, но, тем не менее, очень красивая, потому что эпистолярный жанр всё-таки самый прекрасный из всех существующих. Мне жаль, что мы перестали им пользоваться, очень хочется восстановить.

 

Я вот не умею писать писем, но очень хочу научиться, поэтому каждый день стараюсь практиковаться, ибо практика только может по настоящему научить что-либо делать. Наша жизнь стала слишком замылена разговорами про как-дела-всё-нормально в ICQ, люди перестали по-настоящему делиться чувствами и мыслями друг с другом, и если иногда и осмеливаются ответить “нет” на вопрос всё ли в порядке, то дальше этого не заходят. Конечно, нас всегда будут спасать “разговоры на кухне за бутылкой водки”, но некоторые (я, например), весьма ограничены в этой возможности, ибо просто водку пить не с кем. Так что приходится привыкать к другому формату. Надеюсь, что вы меня поддержите, хотелось бы, правда, поговорить о книгах, о жизни, об искусстве, так что пишите, «мой адрес море, до востребования мне», а если точнее, то 8, rue Guenot, 75011, Paris, France. Ну, а если лень идти на почту, то всегда можно отправить письмо на мэгги-собака-в-коробке-точка-ру. Я буду ждать и обязательно отвечу.


Latest Month

November 2009
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by phuck